+7 812 326-53-53
Cлужба приема
+7 812 312-24-44
Отдел бронирования
Заезд
Выезд

ИП интимных услуг

20 августа, 2018 г.

«У нас — особенная гостья»,— заинтриговала собравшихся сотрудников в конце утренней планерки менеджер по работе с гостями. «В двести двадцать первом уже три дня проживает представительница древнейшей профессии. Причем — не одна».

«В смысле — проститутка?»,— от неожиданности громко на весь зал вскрикнул начальник службы безопасности

«Специалист по оказанию интимных услуг — индивидуальный предприниматель», — так написано в документе, который гостья гордо демонстрировала накануне вечером ночному администратору.

За столом воцарилась гробовая тишина. Но ее вмиг сменило заметное оживление. Менеджеры разом передумали расходиться. И принялись живо обсуждать новость.

«Не понимаю! У нас проживает проститутка?», — продолжал главный секьюрити. «Она что ли пришла к гостю, отработала и попросила «политического убежища» в его номере — осталась с ним навсегда?»

«Нет же»,— уточняла менеджер. «Гостья приехала из Нидерландов. Дама живет у нас уже третьи сутки. И не одна»

«Залетная?»,— еще больше возмутился секьюрити. «Местных что ли им не хватает?»

Я не мог пропустить такого гостя в своем отеле. И попросил менеджера по работе с гостями пригласить постояльцев на чашку кофе.

«Я знала, что со мной тут же захотят встретиться. И поговорить»,— сразу сообщила гостья. «Так происходит везде, где я сообщаю кому-либо из персонала, кем работала. Однажды в самолете я рассказала стюардессе, так ко мне вскоре вышел пилот — поболтать в перерыве. Тут же собралось ещё человек пять персонала. Уж не знаю, кто обслуживал пассажиров. Но ВИП-пассажиром на том рейсе была я»,— хохотала гостья.

Невысокого роста брюнетка в прекрасной физической форме — она приехала в Петербург на четыре дня вместе с мужем — голландцем. Внешне гостья ничем не выделялась — ухоженная дама средних лет в спортивной одежде, кедах, с неброским макияжем. Никаких алых губ, шпилек и мини-юбок. Солидного размера и прекрасной формы грудь демонстрировала хорошую работу пластических хирургов.

«В Петербург я не рвалась, муж уговорил приехать. Он — большой ценитель искусства, давно мечтал попасть в Эрмитаж», — на прекрасном английском рассказывала гостья.

«Я — проститутка на пенсии»,— без тени смущения сообщила дама. «Отработала в сфере интимных услуг около двадцати лет. И недавно вышла на заслуженный отдых».

Женщина рассказала, что родилась в бедной семье в Румынии. С детства обожала нравиться всем вокруг — и мужчинам, и женщинам. Молодым и не очень. И точно знала, кем хотела стать.

«Я приехала в Амстердам в середине девяностых. На последние деньги купила билет в один конец. И навсегда осталась в этом прекрасном городе любви. В те годы проституция еще не была законной деятельностью, но повсюду процветала в Нидерландах. И считалась практически легальной, уважаемой профессией. Никто с ней не боролся».

В столице молодая девушка тут же принялась строить карьеру. «Я точно знала, что «на улице» работать не буду», — продолжала дама. «Уличные — низшая каста. Из нее никуда не вырасти. Да и опасно».

Девушка быстро нашла себе партнера по бизнесу, своего соотечественника. Он стал ее сутенером. А вскоре и первым мужем. Супруг давал объявления, подыскивал клиентов, сопровождал девушку на «рабочие встречи» и производил расчеты. «Особой любви у нас не было, скорее общий бизнес»,— охотно делилась гостья. «Клиентов он подбирал плохо, в основном бедных и жадных. И забирал себе большую часть дохода».

Вскоре супруги-партнеры расстались. А в начале нулевых в Нидерландах легализовали проституцию. «И я зарегистрировалась как индивидуальный предприниматель, получила лицензию, открыла свой кабинет. И платила огромные налоги — до пятидесяти процентов от выручки. «Государство — наш главный сутенер»,— то ли в шутку, то ли всерьез констатировала гостья.

Дама рассказала, что для того, чтобы начать карьеру «жриц любви», девушка или парень должны достичь восемнадцатилетнего возраста, являться гражданином EС или иметь разрешение на работу. «Легально работающая проститутка — это частный предприниматель. И как предприниматель, она самостоятельно устанавливает цены на свои услуги, имеет право отказывать любому в сервисе. Главное — платить налоги, арендовать отдельное помещение, иметь страховку, соблюдать законы и санитарные требования — проходить медицинские обследования четыре раза в год. И пользоваться презервативами — причем как проститутке, так и клиенту. Иначе, штраф за любые нарушения — до пятидесяти тысяч евро». «Еще важно состоять в профсоюзе и ассоциациях»,— добавила гостья. «Это — гарантия поддержки и отстаивания твоих прав». Женщина раскатисто засмеялась и вынула из сумочки «профсоюзный билет» — удостоверение члена «Ассоциации работников сферы оказания интимных услуг».

Я слушал, открыв рот. Задавать вопросы не имело смысла — гостья охотно делилась тайнами своей профессии, предвидя любые вопросы. Было очевидно, что это ее «тысячный дебют». Муж привычно улыбался, вставлял уточняющие фразы. И продолжал пить кофе.

В среднем за смену девушка обслуживает от четырех до шести клиентов. А «шот» (сеанс) в квартале красных фонарей в Амстердама стоит в среднем около пятидесяти евро. Чем дальше «витрина» от «народных троп», тем ниже цена.

«В связи с кризисом цены на секс-услуги «в кабинетах» в последние годы резко упали»,— жаловалась гостья. «Представляете, сейчас в Гааге за «шот» берут всего десять евро. Поэтому я давно закрыла кабинет. И ушла в эскорт».

По словам собеседницы, «эскортницы» — элита бизнеса. И мечта любой «витринщицы». Ведь услуги жрицы любви «на эскорте» стоят в Амстердаме от ста до трехсот евро. И клиенты — очень солидные.

«Так я встретила своего второго мужа, единственного любимого мужчину в жизни»,— дама бросила нежный взгляд на сидящего рядом супруга. «Он был моим постоянным клиентом около пяти лет. Со временем мы стали жить вместе. И вскоре поженились, у нас родилась дочь. Ей скоро девять лет».

«Вы продолжали работать, будучи замужем?», — осторожно спросил я. «Конечно!»,— быстро отреагировала дама. «Мы любим друг друга. И не знаем, что такое «измена». «Измена для нас — лишь работа»,— спокойно рассуждал муж. «Как для мужчины-гинеколога — очередная пациентка».

О трудностях профессии дама рассказывала так же легко. «Проститутки в Нидерландах оказывают услуги инвалидам и тяжелобольным. Это не только их социальная ответственность, сострадание и помощь. Но и доход, причем не облагаемый налогом. Государство гарантирует неимущим социальным группам — инвалидам, тяжелобольным и старикам — право на секс. И оплачивает эти услуги из бюджета медицинского страхования»,— сразила меня гостья.

«Но за вредность профессии мы требуем снижения налогов и отчислений в пенсионный фонд. Чем мы хуже футболистов?»,— шутила гостья. «Ну хоть пока не заставляют сдавать бизнес— и маркетинговые планы, как наших коллег в Швейцарии».

Лучшими клиентами «жрица любви на пенсии» считала скандинавов. 

Читать далее здесь.

  • Невозвратный тариф
    Выгодное предложение
  • Свадебный пакет
    Проживание в номере выбранной категории — Завтрак в номере или «шведский стол» в ресторане «Мариус» — Комплимент на заезд — Сертификат на посещение кафе Кларет на десерт и кофе — Поздний выезд до 18:00.
  • Повышение категории номера в подарок!
    Все гости, бронирующие на сайте отеля или по телефону, получают гарантированное повышение номера на одну категорию: Компактный номер —> Классический номер Классический номер —> Улучшенный номер